Мы не имеем права на ошибку

Владимир Александрович, фирма, которую вы возглавляете, специализируется на разрешении особо сложных и неординарных ситуаций в правовой, экономической, научно-технической и административно-управленческой областях. Что это значит?

– Объясняю на примере, по этическим соображениям не называя адрес объекта, о котором пойдёт речь. В Центральном административном округе в ходе реализации одного инвестиционного контракт произошел конфликт, повлиявший на взаимоотношения инвестора с Правительством Москвы и с жителями близлежащих домов. Состоялся суд, строительство приостановили. Была проведена вневедомственная экспертиза, которая установила, что уполномоченный орган Правительства Москвы якобы ошибся в своих расчетах и неправильно сделал заключение на строительство. Городские власти, естественно, не согласились с таким выводом. Для разрешения этой ситуации была привлечена наша компания. Чтобы дать ответ на вопрос – верно или нет заключение вневедомственной экспертизы, я отправил своих специалистов на несколько дней в «Ленинку» поработать с научной литературой. И, опираясь на предоставленный мне аналитический материал, в судебном заседании было доказано, что Правительство Москвы совершенно справедливо выдало разрешение на строительство. Более того, в экспертном заключении компании отмечались грубые ошибки, допущенные при проведении вневедомственной экспертизы. Таким образом, на стыке специальных знаний, в том числе и права, были в полном объеме обеспечены обоюдные интересы как Правительства Москвы, так и инвесторов. Объект, о котором я упомянул, построен и является одним из архитектурных украшений города! Как видите, нам приходится решать вопросы, которые лежат не только в области права. На основании многолетнего опыта могу утверждать: обеспечить разрешение неординарных и противоречивых ситуаций может только симбиоз знаний. Тем более в инвестиционно-строительной сфере, где ситуации бывают настолько запутанными, что одних юридических знаний порой просто недостаточно. Вот почему я всегда говорю: «Мы не имеем права на ошибку».

–Но такой профессиональный подход требует очень хорошей всесторонней подготовки.

– Безусловно, я, например, помимо высшего юридического, имею еще и высшее инженерно-техническое образование. Моя кандидатская диссертация была фактически также на стыке нескольких специальностей. Последние двадцать лет мне приходилось работать в среде взаимопересечений самых многообразных проблем. Это научило видеть суть вопроса, образно говоря, «чувствовать» ситуацию вне зависимости от её сложности. В своё время я возглавлял отраслевую науку в одном из центральных управлений КГБ. Накопленный опыт и знания позволяют практически браться за любую проблематику. Вообще в каждом деле я ценю профессионализм! В нашей компании работает 17 человек, и у всех очень высокий уровень подготовки. Назову лишь двоих. Николай Сергеевич Бобрышев, вице-президент компании , как и я, имеет большой опыт работы в разрешении неординарных ситуациях. Игорь Николаевич Дондик, генеральный директор, тоже когда-то служил в системе КГБ. Я этого факта никогда не скрываю, потому что работа на государственной службе была очень хорошей школой. У меня есть особое подразделение, которое я достаточно долго создавал, – это отдел правовых прогнозов и анализа. В нём работают, по моей оценке, специалисты экстра-класса. Это также составная часть работы «КЭНЕЙ» в среде особо сложных и противоречивых проблем...

Вы, выходец из государственной структуры, возглавляете частную компанию…

– Опережая ваш вопрос, отвечу: «Да, я президент частной компании, но я работаю на государство. По сути своей я государственный человек, и деятельность нашей компании осуществляется в рамках российского законодательства. В той нише, которую занимает «КЭНЕЙ», мы защищаем равным образом законные права и интересы как государственных, прав и интересов и есть главное государственное кредо компании. Возможно, такое странно слышать из моих уст, но это сфера нашей деятельности, в которой мы никогда не нуждались в рекламе. Хочу также заметить, что мы работаем в сеном взаимодействии с соответствующими государственными структурами, в том числе с Правительством Москвы.

– В «КЭНЕЙ» существуют правила взаимоотношений с заказчиками. Зачем нужны такие правила? Разве недостаточно договора?

– Эти правила появились в результате кропотливой работы в такой непростой сфере, как инвестиционная. В них сформулированы основные принципы деятельности компании. Позволю себе процитировать первые два пункта: «Компания главным принципом своей работы считает неукоснительное и безусловное соблюдение этики цивилизованных деловых отношений с заказчиком, при этом она уважительно относится к любому своему заказчику, не деля их на крупных и мелких, и весь свой потенциал использует в полном объеме в интересах заказчика, гарантируя ему предельно профессиональное выполнение заказа с полным задействованием как своих, так и иных возможностей. При этом компания по сложным и неординарным ситуациям всегда выступает в качестве единственного (головного ) исполнителя заказа и никогда не работает в качестве помощника у других организаций, привлекаемых заказчиком». И далее: «Компания работает только в рамках законодательства РФ и соответствующего регионального законодательства: любое отступление от этого принципа во взаимоотношениях и в интересах заказчиков исключается. В необходимых случаях задействуется международное право». Правила жесткие и для нас незыблемые. Мы ими, извините за набившее оскомину выражение, не поступаемся.

– Были ли в вашей практике случаи, когда вам приходилось расставаться с заказчиками?

– Крайне редко. Так, относительно недавно мы расстались с одним заказчиком. У них была очень серьезная проблема, связанная с необходимостью ее решения на стыке разных отраслей знаний, причем по ряду аспектов неоднозначных, в том числе федерального и регионального законодательства. Мы подготовили экспертное заключение, которое направили в два федеральных министерства. Пришли ответы, суть их можно выразить в одной фразе: «вы не правы…уважаемый Владимир Александрович». Компания, в интересах которой мы работали, выразила сомнение в нашем профессионализме. В такой ситуации моё решение бывает только одним: я уважительно говорю «до свидания!» и больше никогда с ней не работаю. Затем впоследствии состоялся суд. Он в полном объеме подтвердил справедливость всего того, что было написано в нашей экспертном заключении. Подчас на разрешение каких-то ситуаций уходит много времени. Однако мы честно предупреждаем об этом заказчика. Более того, прежде чем взяться за выполнение какого-либо заказа, мы за свой счет проводим предварительный анализ ситуации. Бывают случаи, когда мы, заведомо в проигрышной ситуации, отказываемся брать заказ. Объясняем заказчику причину отказа. Доброе имя фирмы для нас очень дорого. И мы стараемся поддерживать имидж надежного партнера.

– И последнее, Владимир Александрович: можете ли вы назвать какое-нибудь строительство, которое осуществлялось при участии вашей фирмы?

– На мой взгляд, более впечатляют общин показатели. Мы принимали непосредственное участие в обеспечении строительства, объем которого составляет примерно 600тысяч квадратных метров. Один из известных объектов – административный корпус Газпрома.

– Да, это о чем-то говорит! Спасибо за беседу.

Беседовала Елена Полякова
Специализированная компания «КЭНЕЙ»

Источник: Журнал «Московские торги», выпуск №12